Как я заново учился ходить

Мама, бабушка и я
Мама, бабушка и я
Мама, бабушка и я

Эта история случилась со мной в возрасте четырёх лет. Я мало что помню из того раннего детства, но тот день и несколько месяцев после я запомнил на всю жизнь.

На календаре была ранняя весна. Местами всё ещё лежал снег, но уже было тепло и солнечно. Был будничный день, папа ушёл на работу, мама уехала до вечера в Тверь в командировку по работе, а я остался дома с бабушкой. Моя бабушка (мамина мама) после какой-то болезни в возрасте 5 лет стала глухонемой, да так и прожила всю жизнь, родив и вырастив при этом дочь. Я иногда вспоминаю и удивляюсь, как бабушка смогла научить меня в пять лет вязать спицами без всяких словесных объяснений.

В тот день бабушка, как обычно, занималась делами по дому: топила русскую печь, готовила кушать, убиралась дома, а я сидел на кухне за столом и что-то рисовал. Сидел я, подогнув ноги под себя, то есть буквально сидел на ногах. Каким-то образом вышло так, что я не заметил или просто забыл о том, что позади меня стоит большое 15-литровое цинковое ведро с водой. Вода эта грелась для каких-то домашних нужд. Кипятильник был опущен в воду и включён в розетку. В какой-то момент мне надоело рисовать и я решил пойти позаниматься чем-то ещё. Если бы я сидел правильно, то всё скорей всего было бы хорошо. Если бы я сперва оглянулся назад, то и в этом случае всё бы обошлось. Вода уже закипала и её пора было выключать, но бабушка по естественным причинам этого не слышала, она просто выключала воду, когда видела, что та кипит. Поскольку я правша, то спускаться со стула назад начал именно с правой ноги. Ногу я опустил аккурат в ведро с кипящей водой. Надо ещё сказать, что меня маленького, как и многих деревенских детей одевали всегда тепло, даже дома, поэтому на мне были простые носки, а поверх шерстяные вязаные. Инстинкты самосохранения сработали моментально, благодаря им я не поставил всю ногу в глубокое ведро, но из-за шерстяного носка, я успел засунуть ногу в воду по щиколотку. Больно стало мгновенно, я выдернул ногу и заорал так громко, как только мог. Убежав из кухни в комнату и сев на диван, я постарался как можно скорей стянуть носки. Бабушка увидела, что случилось, но уже было поздно. Сняв носки, я увидел сильный ожог. Нога горела огнём и было дико больно. Я пропрыгал на кухню и опустил ногу в ведро с холодной колодезной водой. На несколько секунд стало лучше, но боль всё равно брала своё.

Телефонов тогда не было, а если и были, то далеко не у всех, у нас точно не было. Я совсем не помню что было дальше. Кажется, бабушка намазала ожог подсолнечным маслом (это сейчас я знаю, что этого делать категорически нельзя), кажется, ногу забинтовали. Как только я дожил до вечера, когда приехала мама — ума не приложу. Было много боли и много слёз.

Потом мы долго ездили в больницу к хирургу. Он смотрел ногу и контролировал процесс заживления. Больше всего я ненавидел перевязки. Кажется, я на всю жизнь запомнил запах мази Вишневского. Ещё был какой-то спрей с неприятным запахом. Мама брызгала им на ногу, снимая повязку. Бинт всегда прилипал к коже ноги и чтобы её оторвать, требовался вот этот спрей. Я помню, как я постоянно пытался отсрочить перевязку, но мама всегда делала её несколько раз в день.

Всё это время я не мог наступать на правую ногу. Я либо прыгал на левой ноге, либо меня носили на руках. Помню, что когда мы в очередной раз приехали к хирургу и мама внесла меня в кабинет, он посмотрел ногу и сказал нам с мамой, что через неделю я должен войти сам на своих ногах. Моя мама очень исполнительная женщина. Ей только задачу дай. Сколько я выслушал от неё мотиваций. Лучше всех остальных, конечно же, запомнилась история лётчика Маресьева.

Мне было невероятно больно наступать на правую ногу. Я учился наступать на неё снова сквозь слёзы. Ходил сперва вдоль кровати, потом вдоль шкафа, вдоль стены. Много раз в день, каждый день. Это было тяжело. Сперва едва касаясь правой ногой пола, опираясь в основном на левую ногу, потом всё больше я смещал вес тела на правую ногу.

Через неделю мама добилась результата и в кабинет хирурга, прихрамывая, я вошёл сам. Он остался доволен и сказал, что мы с мамой молодцы.

Прошло больше 25 лет, а след того случая до сих пор остался на ноге. И знаете, я благодарен судьбе, что это произошло. В нашей жизни ничего не происходит случайно. Всё для чего-то нужно. Ситуация либо учит нас чему-то, либо даёт какие-то навыки, какой-то опыт, который, возможно, пригодится не прямо сейчас, а когда-нибудь потом, в будущем.

А ещё я, конечно же, благодарен маме, за то, что она тогда так яростно помогала мне снова начать ходить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: